ШАГ ЗА ШАГОМ,

или Как становятся нефтяниками

Фото

Десятью годами раньше в НАО разговоры на эту тему чаще всего сводились к тому, что на здешних нефтедобывающих предприятиях, мол, трудятся сплошь одни «варяги» (то бишь, приезжие), а вот местных в нефтянке не особо-то привечают и на работу принимают редко. Со временем тон суждений стал спокойнее, категоричности поубавилось, однако нет-нет да и услышишь нечто подобное от земляков. Хотя отражает ли расхожее мнение действительное положение дел? Поищем ответ вместе – без домыслов и предвзятости, опираясь на факты.

А для начала обернемся назад. С чем подошел Ненецкий автономный округ к рубежу тысячелетий? С несколькими десятками разведанных месторождений углеводородов и остро назревшей необходимостью создания нового для него, капиталоемкого и технически сложного нефтедобывающего сектора региональной экономики.

Деятельность совместного предприятия «Полярное сияние», приступившего в 1994 году к добыче нефти на Ардалинском месторождении, не в счет – там парадом командовали американцы.

Практику организации нефтепромыслов силами геологоразведочных экспедиций (например, на острове Колгуев) также нельзя расценивать как репетицию полномасштабного освоения подземных кладовых в заполярной части Тимано-Печоры, поскольку она не отвечала строгим отраслевым стандартам и отдавала самодеятельностью.

ФотоНо вот на территорию приходит «ЛУКОЙЛ». И сразу же обозначилась серьезная проблема, которую не назовешь типичной: в других регионах, включая Республику Коми, развитию планов Компании не препятствовал столь вопиющий дефицит квалифицированных кадров.

Что в Ухте, что в Усинске тысячи местных специалистов к тому времени обладали большим практическим опытом добычи, подготовки и транспортировки нефти. А в НАО такие люди, действительно, были наперечет. И молодежь местная еще только присматривалась к профильным вузам.

Здесь хорошо умели монтировать буровые, строить глубокие поисково-разведочные скважины, прокладывать зимники. Но «ЛУКОЙЛу» позарез требовались профессионалы в деле разработки и эксплуатации месторождений. На ускоренных курсах этому не обучишь, слишком трудны задачи, чтобы приниматься за них с кондачка. Выход из этой патовой ситуации мог быть только один: спешно приглашать на работу в НАО специалистов, прошедших западносибирскую, грозненскую, башкирскую школы нефтедобычи.

…За десять лет я успел не по одному разу побывать на всех без исключения лукойловских объектах в Заполярье и давно перезнакомился с инженерами и рабочими, которые трудятся здесь вахтовым методом. Если же встречал земляков, обязательно старался упомянуть об этом в статьях и репортажах. Так продолжалось до недавнего времени. Но года три-четыре назад все стало как-то очень быстро меняться.

Местные специалисты пока остаются в меньшинстве, и все-таки коллективный портрет предприятия выглядит совсем иначе, нежели прежде. Что представляется крайне важным: профессию нефтяника упорно осваивают не только горожане, но и жители многих окружных сел и деревень.

В списках работников предприятия то и дело встречаются фамилии, характерные для представителей коренных малочисленных народов Крайнего Севера: Хатанзейский, Выучейский, Тайбарей, Валей…

И еще один факт считаю необходимым упомянуть. На проходившем недавно в Перми общелукойловском конкурсе профессионального мастерства почетное третье место среди операторов по добыче нефти и газа занял представитель «ЛУКОЙЛ-Севернефтегаза» Денис Ануфриев. А родился и вырос он, между прочим, в Хорей-Вере. Кто не знает, это оленеводческий поселок в Большеземельской тундре. Выходит, в НАО ставка ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» на местные кадры вполне оправдана.

Михаил ВЕСЕЛОВ

На снимках автора: операторы по добыче нефти и газа Сергей Тайбарей и Денис Ануфриев