ЕСЛИ В ШАХТЕ ТЫ НЕ БЫЛ,

Елена Долонинаили Как добывают тяжелую ярегскую нефть

«Что ты знаешь о солнце, если в шахте ты не был»? Эти многим известные слова мы бодро напевали, поднимаясь на поверхность. Особых причин для радости вроде бы и не было, но сердце все равно ликовало: как хорошо, что столь увлекательная экскурсия прошла быстро и закончилась благополучно. С педагогами ярегской школы № 15 мы впервые спустились в самые недра земли, чтобы своими глазами увидеть, как идет добыча тяжелой ярегской нефти.

Нас новичков — четверо: учитель истории школы № 15 Елена Долонина, педагог-психолог Наталья Морозова, учитель географии Лина Никифорова и собственно автор этого репортажа. Поводом для путешествия к нефтяным пластам послужила так называемая профориентационная работа, которую каждый год проводят преподаватели школы с учениками выпускных классов. О шахтах в поселке знают немало. Пожалуй, у каждого второго, живущего неподалеку от Ярегского нефтетитанового месторождения, кто-либо из близких каждый день спускается под землю. Но одно дело услышать скупой рассказ отца о том, что тяжелую нефть добывать непросто, другое – подробно рассмотреть состоявшуюся экскурсию в фотографиях и послушать красочный рассказ педагога о довольно непростом процессе добычи уникального углеводородного сырья. Кстати, интерес преподавателей к шахте был подкреплен еще и семейными обстоятельствами: мужья Елены Аркадьевны и Натальи Энгельсовны давно трудятся в шахтах. Побывав в шкуре добытчиков семьи, обе после пришли к выводу: своих мужчин надо жалеть.

 

ВНИЗ НА 200 МЕТРОВ

Перед тем, как уйти вниз на 200 метров, мы надеваем спецодежду, крепим на каски небольшие шахтерские фонарики – в уклонном блоке это будет единственным средством освещения – и перекидываем через плечо самоспасатели. Обмундирование поначалу кажется нетяжелым, но к концу экскурсии, на которую у нас ушел всего лишь час, плечо начинает ныть, а аккумуляторную батарею, назойливо оттягивающую спину, хочется просто выкинуть.

Наталья Морозова

Краткий инструктаж по технике безопасности проводит наш гид – геолог НШ № 1 НШУ «Яреганефть» ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз» Алексей Никитин. Через пару минут мы уже оказываемся в клети на подъемном стволе. Клеть, по сути, – обычный скоростной лифт. Всего лишь за тридцать секунд он спускает нас на высоту 60-ти этажного дома.

(слева направо) Наталья Морозова, Лина Никифорова, Елена Долонина и Алексей Никитин

…С лязгом открываем калитку клети и выходим на порожняковую ветку подъемного ствола. Первое ощущение – как будто в метро: нас мгновенно обдает сильным ветром, поначалу мы даже захлебываемся от сильного потока воздуха и невольно прикрываем глаза. Так работает в шахте вентиляция. Но чем дальше в недра, тем напор воздуха становится слабее, ближе к добычной галерее его почти не чувствуешь. Видимо, поэтому в самом сердце шахты, где льется нефть, немного режет глаза от испарений углеводородного сырья.

Какое-то время наша команда передвигается по грузовой ветке подъемного ствола, осторожно обходя рельсы, по которым ездят вагонетки с горной породой. Минуем верхнюю приемную площадку уклонного блока «Южный», где лебедчики принимают груз и спускают его в рабочий уклон. И оказываемся на нижней приемной площадке, куда спускаемся по деревянному трапу. Тут-то и начинается, на мой взгляд, самое интересное: тьма в уклоне кромешная, путь освещают лишь наши фонарики, температура заметно повышается, и дышать становится труднее.

 

НАД ЗУМПФОМ

– Сейчас мы стоим над зумпфом, – начинает объяснять Алексей Никитин. – Говоря проще, зумпф – это огромная емкость для сбора жидкости, этакий колодец глубиной примерно три и протяженностью около 15 метров. Сюда сливается вся водонефтяная эмульсия с добывающих скважин, и потом уже нефть откачивается насосами на ЦНПС (центральную нефте­перекачивающую станцию).

у нефтяного фонтана

Крыша зумпфа — обычный деревянный настил или пол из досок, как в старых бараках. И хоть наш гид, довольно крепкий мужчина, уверенно шагал дальше к добычной галерее, мне, признаться, ступать по тонким доскам было страшновато: все-таки под тобой три метра нефти.

Несколько шагов, и мы оказываемся в святая святых шахты – добычной галерее. Все, дальше – тупик. Добычная галерея – небольшая горная выработка длиной около 100 м, по бокам которой торчат скважины с огромными вентилями. Правильно они называются запорной арматурой, хотя больше напоминают обычный водопроводный кран.

Алексей подходит к арматуре, открывает вентиль. Несколько секунд оттуда течет вода, еще мгновение – и вот оно: горячее, маслянистое, с резким стойким запахом сырье потекло по канавкам в зумпф. За сутки зумпф наполняют и опустошают около шести раз, и за этим процессом неустанно следит оператор по добыче нефти. В сутки из добычной галереи выходит порядка восьмисот тонн водонефтяной эмульсии.

 

ЧТОБЫ ВЕТЕР В ЛИЦО

Любопытству педагогов нет предела: нефть растирают на пальцах, нюхают, разве что не пробуют на вкус. Момент кульминационный и действительно захватывающий: вот так просто открываешь кран, а оттуда толстой струей хлещет нефть. Мы запечатлеваем этот кадр для истории и, немного постояв в жаркой галерее, направляемся обратно.

В шахте ориентироваться несложно. Главное правило: когда возвращаешься к стартовой точке, ветер должен дуть в лицо, тогда непременно придешь к выходу.

Осмотр шахты занял у нас чуть менее часа, и в общей сложности мы не прошли и трех километров. Но за это время мы стали свидетелями уникального процесса добычи тяжелой нефти в единственных в мире ярегских нефтешахтах. Между тем наш недлинный маршрут – это годы сложнейшей работы проходчиков, слесарей, дорожно-путевых рабочих: ведь на обустройство одной выработки уходит несколько лет.

В шахте интересно, но на поверхности лучше, твердим мы едва ли не в один голос.

– Экскурсия очень эффектная, и все это нужно увидеть своими глазами, – не перестает восхищаться историк Елена Долонина.

И с ней не поспоришь. Ведь только там, в темных и жарких добычных галереях начинаешь понимать: тяжелая нефть, она ведь не только тяжелая по своим физическим свойствам, пожалуй, в первую очередь она тяжела по способу и условиям своей добычи.

Наталия ТАНКОВА

На снимках Сергея СОКОЛОВА: Елена Долонина; Наталья Морозова; (слева направо) Наталья Морозова, Лина Никифорова, Елена Долонина и Алексей Никитин; у нефтяного фонтана